Как выстраивают отношения с государственной/высшей властью главы территорий, отстаивая интересы своих граждан

0
66
Как выстраивают отношения с государственной/высшей властью главы территорий, отстаивая интересы своих граждан
ФОТО: MARC A. HERMANN / MTA NEW YORK CITY TRANSIT / FLICKR.COM/MTAPHOTOS

Важной потребностью глав территориальных образований современных государств становится урегулирование механизмов взаимодействия с вышестоящими инстанциями.

Как устроено взаимодействие государственной и региональной власти? Где должна проходить граница территориальных свобод? Как главы территориальных образований защищают своих граждан от произвола государственной власти?

Изучить опыт выстраивания отношений между главами территорий и правительством Канады, Австралии, США, Индии, Франции и Китая представляется целесообразным для определения возможных путей развития диалога.

Сам себе президент: независимость территориальных образований

Уровень суверенитета у разных государств заметно отличается. Широкие полномочия для территориальных образований предоставляют Канада, Австралия и США.

КАНАДА: ГОСУДАРСТВО В ГОСУДАРСТВЕ

Полномочия провинций практически не поддаются изменению со стороны федерального правительства, что закреплено в конституции Канады. Любое территориальное образование обладает таким уровнем независимости, при котором глава провинции – лейтенант-губернатор – может признать недействительными законопроекты парламента и даже изменения конституции.

Лейтенант-губернатор не обязан взаимодействовать с федеральным правительством по вопросам здравоохранения, образования и всего, что касается интересов провинции. Федеральное правительство может проводить государственную политику в отношении провинции, но лейтенант-губернатор вправе отвергать программу.

Урегулирование противоречий между субъектами федерации и центром происходит посредством проведения федерально-провинциальных конференций и референдумов. Национальное движение в Квебеке вывело на первый план борьбу за культурную, языковую и социально-экономическую независимость с признанием за Квебеком статуса «особого сообщества». Реализацией протестов стало обращение глав провинций к правительству с требованием пересмотра конституции.

СТЕПЕНИ НЕЗАВИСИМОСТИ АВСТРАЛИИ

Каждая административная единица Австралии обладает автономией. Штаты независимы от федерального парламента. Защитой интересов граждан занят премьер, который выступает председателем правительства штата. В компетенции премьера находятся все внутренние сферы от налогообложения и бюджета до науки. Внешняя политика и иностранные инвестиции не входят в компетенцию глав штатов. Премьер может выступать с прошением к кабинету министров Австралии. Последние могут отказать, если иностранные инвестиции затрагивают стратегически важные секторы экономики.

Защита территориальных единиц основана на конституционных нормах, которые обеспечивают автономное существование уровней власти. Споры между штатами и Союзом решаются через Высокий суд, который с конца 19 века имеет функцию «толкования Конституции».

Когда в 2005 году был введен закон, по которому парламент Австралии получал право регулировать трудовые отношения между корпорациями, главы штатов подняли волну протестов и в 2006 году состоялся суд по этому вопросу.

УСЛОВНАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ США

США имеют значительный уровень суверенитета во внутренних делах, что демонстрирует наличие у каждого штата конституции и правительства. Губернатор защищает интересы граждан в вопросах бюджета, разработки и принятия законов, назначения судебных лиц.

Исключение – вопросы внешней политики и национальной безопасности, которые пребывают в полной и нераздельной власти федеральных властей. В данной сфере губернатор не может выступать защитником интересов своих граждан.

Заключенные в Конституции принципы равенства и разграничения компетенций штатов и центра – наиболее эффективный способ защиты прав штатов. Доминирование центрального правительства ведет глав территорий к правовому урегулированию вопросов конкуренции с правительством. Разрешением конкретных дел занимается Верховный суд.

Судебное урегулирование конфликтов является самым эффективным механизмом. В одном из обращений губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо говорит: «Нью-Йорк не будет сидеть сложа руки при попытке президента Трампа использовать Верховный суд в качестве политического оружия при его президентстве».

Главы территорий как орудие государственной власти

Противоположностью странам с высоким уровнем независимости регионов выступают государства, правительства которых используют глав территориальных образований для продвижения своих интересов и осуществления контроля.

ИНДИЯ: ПОКОРНОСТЬ И ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Штат в Индии имеет собственное правительство. Губернатор связывает провинцию и правительство, выступая агентом президента, который его назначает на должность.

Двойственность полномочий позволяет правительству оказывать через губернатора влияние на штаты. Широкие полномочия губернатора вместе с преданностью президенту обеспечивают государству полный контроль над деятельностью штата.

Принцип самоопределения федерации не признается государством и не закреплен в Конституции. «Концепция единой индийской нации» объясняет тот факт, что все основные изменения по защите интересов граждан исходят от правительства.

Влияние на губернатора оказывают региональные элиты для укрепления своих позиций в регионе. Отстаивая интересы элиты, правительство штата может не считаться с интересами Индии. Это тормозит реализацию трудового и земельного законодательства, развивает сепаратизм.

Два типа взаимодействий глав территорий с государством

Взаимодействие глав территорий с государственной властью в странах со средним уровнем суверенитета территориальных образований происходит по-разному (Китай и Франция).

КИТАЙ: ПОДЧИНЕНИЕ И СВОБОДА

Взаимоотношение китайских провинций с центральным правительством двойственно:

• подчинение требует от глав территориальных единиц полной отчетности и следования общему плану;

• широкие полномочия провинциальной власти позволяют отстаивать интересы граждан и вести собственную экономическую политику.

Развитая бюрократия привела правительственные организации к игнорированию бюрократической машины и действию «через головы». Для решения проблем главы территориальных образований используют «малые группы» – организации государственного уровня, позволяющие обходить многочисленные сложности китайской бюрократии.

В состав «малых групп» входят представители различных министерств и ведомств. Многие вопросы решаются через неофициальные группы, имеющие профессиональный или региональный характер.

Шанхайская организация сотрудничества создает преимущества одновременно для Китая, как субъекта на мировом рынке, и западных провинций, как территорий, которые нуждаются в интенсификации экономической жизни. Сопротивление провинций централизации власти иногда носит открытый характер.

ФРАНЦИЯ И ДВЕ ЗАДАЧИ «МЕДИАТОРА»

Французская модель взаимоотношений главы региона и правительства страны строится на «субсидиарной интеграции». Укорененные традиции централизации управления во Франции сосуществуют с законами об автономии местной власти. Осуществляет государственную политику в регионе администрация департамента, представляющая разноплановую систему служб.

Защита интересов жителей департамента лежит на плечах префекта. Это должность, созданная для формирования обратной связи между правительством и регионами.

Префекта назначает президент. Будучи проводником между правительством и местными органами, префект выполняет две задачи:

• информирует правительство о состоянии и проблемах департамента,

• доводит до сведения местных органов власти политику правительства, участвует в ее осуществлении.

Таким образом, региональный префект курирует политическую, административную и экономическую сферы.

Период децентрализации – закономерный этап развития федерации. Приведенные примеры разных стран позволяют по-новому взглянуть на проблему и оценить возможные шаги в развитии диалога. Страны с «иммунитетом» против конфликтов между главами территорий и властью обладают конституцией с проработанной защитой федеральных и региональных органов власти. Закрепление прав территорий на конституционном уровне требует высокой дипломатии.

Опубликовано в Governors Newsweek Russia 24-30 июня 2019